Регистрация

Смерть замечательных людей. Петр I. Часть 1

Admin 12-01-2018, 19:50 0 Чтение




Имя: Петр
Отчество: Алексеевич
Фамилия: Романов
Дата рождения: 30 мая (9 июня) 1672 года
Дата смерти: 28 января (8 февраля) 1725 года
Диагнозы при жизни: гонорея, синдром Кожевникова, уремия, утетрит, стриктура уретры, цистит, пиелонефрит (?), артиериальная гипертензия
Причина смерти: инсульт

Варвар, цивилизовавший свою Россию; он, который строил города, а сам в них жить не хотел; он, который наказывал кнутом свою супругу и предоставил женщине широкую свободу — его жизнь была великой, богатой и полезной в общественном плане, в частном же плане такой, какой получалась
Август Стриндберг.


Царевич Петр Алексеевич, будущий первый российский император, был четырнадцатым (!) ребенком царя Алексея Михайловича. Однако – первым от его второй жены, царицы Натальи Нарышкиной. В российской мифологии первый император занимает тройственное положение – во-первых, ему досталась позиция сверхчеловека, данная ему за высокий рост (два метра три сантиметра) и недюжинную силу. Во-вторых, это некий символ обновления всего – и понятно почему: окно в Европу, бритие бород, Полтавская битва и все такое. Ну и в-третьих, одновременно и величайший антигерой – жестокий человек (с припадками доброты и справедливости), гонитель «старого и доброго» и все такое. Обычно даже смерть его представляется мифологично – автор прекрасно помнит, как в школе учили, что абсолютно здоровый человек Петр Первый в начале 1725 году (в самом расцвете сил – всего 52 года!) простудился, спасая тонущих моряков и умер. На самом же деле, история болезни Петра Первого весьма обширна, а финальный диагноз загадочен. Но будем обо всем по порядку.
Любопытно, что если начинать разбирать историю взаимоотношений первого русского императора с медициной, то снова увидим двойственность: с одной стороны, с самого юного возраста мы имеем пестрый анамнез Петра Алексеевича, с другой – и сам царь с молодости проявлял свой интерес к медицине.
Петр как врач
Для начала - немного истории (и истории искусства в том числе). Помните ли вы знаменитую картину Рембрандта «Урок анатомии доктора Тульпа»? На самом деле это – не совсем картина. Что первым мы видим, входя в частную клинику? Правильно, дипломы разной степени пафосности и фотографию коллектива. Но что было делать врачам XVII века? Правильно, приглашать художника. И чем пафоснее художник – тем круче клиника. Пардон, клиник тогда не было. А были – гильдии.
Зашел человек в Весовую палату Амстердама, где находилась резиденция гильдии хирургов, увидит галерею портретов – и сразу поймет, кто настоящий врач, и сколько денег сейчас врачи могут отсыпать художнику. Доходило до самых крутых: например, до Рембрандта. А поскольку просто групповой портрет писать – не очень правильно, традиционно хирурги заказывали свой портрет в антураже весьма любопытного занятия: урока анатомии. Именно так появилась самая, пожалуй, знаменитая корпоративная «фотосессия» XVII века: «Урок анатомии доктора Тульпа».
Урок анатомии доктора Тульпа
На момент заказа Рембрандту (1632 год) в палате уже висело три «урока анатомии», написанные в 1603, 1619 и 1625 году, но доктор Николас Тульп (или Тюльп – он взял фамилию в честь нидерландских тюльпанов) тогда еще не был главой гильдии. Потом, когда гильдию возглавит другой доктор, доктор Дейман, Рембрандт напишет новый портрет – «Урок анатомии доктора Деймана» (1652). После Деймана гильдию возглавит Фредерик Рюйш. В 1670 году художник Адриан Баккер и в 1683 году художник Ян ван Нек напишут еще два «Урока анатомии доктора Рюйша» - на первом будет вскрытие с демонстрацией пахового канала, на втором Рюйш будет вскрывать младенца.
Урок анатомии доктора Рюйша кисти Адриана Баккера
К чему мы это рассказываем? А к тому, что через четырнадцать лет после написания второго портрета у Рюйша был необычный гость. Посетивший Голландию с Великим посольством под видом урядника Преображенского полка Петра Михайлова Петр 17 сентября 1697 года попросил бургомистра Амстердама лично представить его выдающемуся медику и анатому (к тому времени Рюйш уже был известен и своим методом бальзамирования, и своей удивительной коллекцией анатомических препаратов).
Петр пришел в восторг и оставил запись в книге для гостей: «Я, нижеподписавшийся, во время путешествия с целью увидеть бóльшую часть Европы, побывал здесь, в Амстердаме, для получения знаний, потребность в которых всегда имел, осматривал здесь вещи, среди которых я не в последнюю очередь увидел искусство в анатомии господина Рюйша и, как принято в этом доме, подписал это собственноручно. Петр».
Один из экспонатов коллекции Рюйша
Двумя десятками лет позже Петр, узнав, что Рюйш задумал продать свою коллекцию, распорядился ее выкупить – с этого начнется Кунсткамера, а пока что царь сам «заболел» хирургией. Он старался присутствовать на как можно большем количестве операций. Достоверно известно, что петербургские хирурги опасались проводить сложные операции, не позвав на них царя. В 1717 году, будучи в Париже, Петр узнал о мастерстве местного офтальмохирурга Воолгюйза и упросил провести специально для него показательную операцию. Пишут, что был найден некий бездомный с бельмами, на котором Воолгюйз показал операцию выдавливания бельма.
Петр постоянно стремился повышать свою квалификацию, как хирурга. Так, специально для Петра I был переведен на русский язык знаменитый в то время анатомический атлас Готфрида Бидлоо «Анатомия человеческого тела в 105 таблицах» (Anatomia humani corporis), вышедший в свет в 1685 г. в Амстердаме. Этот перевод, кстати, был исключительно для одного читателя, так и оставшись в рукописи. Сам царь постоянно принимал участие во вскрытиях – при этом поступки его порой были очень жестокими.
Так, пишут, что в 1705 году крестьянин Козьма Жуков был обвинен в намерении цареубийства, приговорен к смерти, а после смерти назначен для вскрытия. Более того, царь часто лично присутствовал при вскрытиях своих родных – так, он визировал аутопсию скоропостижно умершей своей невестки, супруги царевича Алексея (в пытках оного он тоже самолично принимал участие), принцессы Шарлотты. Как доносил на родину австрийский резидент, «Петр после вскрытия тела увидел кровяные спазмы, неожиданно приказал ничего не вынимать, все опять зашить и распорядился насчет погребения». Судя по всему, император хотел удостовериться, не отравил ли его сын свою не очень любимую жену.
Принцесса Шарлотта
Вообще, любопытство Петра порой доходило до нечеловеческого цинизма. Так, когда скончалась вдова его брата Федора, Марфа Матвеевна, он тоже захотел присутствовать на вскрытии. Дело в том, что Федор Алексеевич, весьма слабый здоровьем (у него уже почти не работали ноги), после смерти первой жены женился на 18-летней молодой и красивой Марфе, и через несколько месяцев умер, а вдова, по словам Татищева «девицей по нем осталась». И вот, 33 года спустя Марфа Матвеевна, ведшая затворнический образ жизни, умерла. Как писал историк Петр Долгоруков, царь «захотел узнать правду об этом кратком браке». Убедился – и повелел исполнить волю царицы, передав огромные ее богатства во владение ее брату, генералу Федору Матвеевичу Апраксину. А свою любимую сестру Наталью Алексеевну Петр I велел не хоронить до его возвращения из Европы – и тело продержали больше года на леднике.
Марфа Матвеевна Апраксина
Впрочем, Петр не только наблюдал. Мы не знаем, вскрывал ли он самолично тела родных или своих подчиненных. Однако то, что он делал операции своим подданным (и не только) – известно достоверно.
Самая простая операция, которую Петр научился делать еще во время Великого посольства – это удаление больного зуба. Как исторический анекдот приводится...


...байка вполне в духе Петра, как будущий император увидел странствующего дантиста, увлек его в таверну, напоил и уговорил научить его дергать зубы. После чего регулярно практиковался на подданных. Известный российский исторический журналист Сергей Шубинский, писавший на рубеже XIX-XX года приводит такую историю (уже с налетом фольклора):
«Камердинер государя Полубояров женился на девушке, которой вовсе не нравился. Она была вынуждена выйти за него замуж, потому что этого брака желал сам Петр, да и родные считали такую партию очень выгодною. После свадьбы государь заметил, что Полубояров ходит постоянно пасмурный и озабоченный, и спросил его о причине. Полубояров признался, что жена упорно уклоняется от его ласк, отговариваясь зубною болью. "Добро, - сказал Петр, - я ее поучу". На другой день, когда Полубояров находился на службе во дворце, государь неожиданно зашел к нему на квартиру, позвал его жену и спросил ее: "Я слышал, что у тебя болит зуб?" - "Нет, государь, - отвечала молодая женщина, трепетавшая от страха, - я здорова". - "Я вижу, ты трусишь, - сказал Петр, - ничего, садись вот на этот стул, поближе к свету". Полубоярова, опасаясь царского гнева, не посмела возражать и безмолвно повиновалась. Петр выдернул ей здоровый зуб и ласково заметил: "Повинуйся впредь мужу и помни, что жена да боится своего мужа, инако будет без зубов". Вернувшись во дворец, государь позвал Полубоярова и, усмехаясь, сказал ему: "Поди к жене; я вылечил ее; теперь она ослушна тебе не будет"».
Анекдоты анекдотами, но знаменитый мешок с удаленными Петром I зубами – историческая реальность. Он действительно хранился в кунсткамере. Также известно, что Петр проводил самолично и более серьезные операции. Так, сообщается (не в качестве анекдота) об удалении паховой опухоли у фабриканта Тамсена и о лечении водянки у жены купца Боргете.
Anamnesis vitae
Что же мы знаем о здоровье самого Петра? К сожалению, самых ранних сведений об анамнезе будущего императора у нас нет, по крайней мере – более-менее заслуживающих доверия. Более того, многие важные документы, касающиеся здоровья и болезней Петра, погибли в результате ненадлежащего хранения – они были утрачены уже при Екатерине II. Так, отсутствует, например, протокол вскрытия Петра – мы можем судить о нем лишь по упоминаниям современников. Много сведений нам дает «История Петра», написанная Александром Пушкиным, который, к слову, к концу своей недолгой жизни (отсылаем вас к соответствующей главе нашей книги) превратился из талантливого шалопая, писавшего не только великие стихи, но и дурацкие эпиграммы, которые портили жизнь всем без разбору, в очень недурственного историка, умевшего работать с источниками. Многое нам дают «цидулки» - записки, которые Петр отправлял своей супруге, Екатерине I (она же Марта Скавронская, она же Марта Крузе, она же Екатерина Алексеевна Михайлова).
Давайте же суммируем то, что нам известно. Во-первых, нужно сразу же сказать, что Петр вовсе не был уродлив, как стало модно писать нынче («Шемякин правдиво изобразил императора с непропорционально маленькой головой etc/»). Все независимые свидетельства тех людей, у которых не было причин льстить Петру говорят в разное время одно и то же: очень высокий, идеально сложенный, худощавый, мускулистый, красивый лицом.
Портрет молодого Петра работы Кнеллера
Вот что писала о нем пфальцская принцесса София:
«Царь высок ростом, у него прекрасные черты лица и благородная осанка; он обладает большой живостью ума, ответы у него быстры и верны. Но при всех достоинствах, которыми одарила его природа, желательно было бы, чтобы в нем было поменьше грубости. Это государь очень хороший и вместе очень дурной; в нравственном отношении он полный представитель своей страны. Если бы он получил лучшее воспитание, то из него вышел бы человек совершенный, потому что у него много достоинств и необыкновенный ум».
принцесса София
Единственное, что пугало всех, общавшихся с царем – это временами безобразившая его лицо судорога.
«…Взгляд величественный и приветливый, когда он наблюдает за собой и сдерживается, в противном случае суровый и дикий, с судорогами на лице, которые повторяются не часто, но искажают и глаза и все лицо, пугая всех присутствующих. Судорога длилась обыкновенно одно мгновение, и тогда взгляд его делался странным, как бы растерянным, потом все сейчас же принимало обычный вид», - описывал этот симптом знаменитый французский мемуарист, Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон.
Современники писали о том, что этот симптом появился после пережитого в десятилетнем возрасте ужаса стрелецкого бунта, который красочно описывает Василий Ключевский: «Петр... стоял на Красном крыльце Кремля подле матери.., когда стрельцы подхватывали на копья Артамона Матвеева и других его сторонников, [среди которых были и наставники царевича]... майские ужасы 1682 г. неизгладимо врезались в его память».
Мятеж стрельцов в 1682. Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Пётр I утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением. Картина А. И. Корзухина, 1882
Впрочем, есть свидетельства и о том, что «нервные припадки» у Петра случались с раннего детства. Тот же Пушкин ищет другие причины возникновения такого неврологического статуса: «царица (мать Петра – прим авт.), едучи однажды весною в один монастырь, при переправе через разлившийся ручей испугалась и криками своими разбудила Петра, спавшего у нее на руках. Петр до 14 лет боялся воды. Князь Борис Александрович Голицын, его обер-гофмейстер, излечил его». Иногда припадки приводили к обморокам.
На это накладываются внезапные приступы гнева, царь мог внезапно, ни с того, ни с сего поколотить приближенных дубинкой или кулаком. Про патологическую жестокость царя, которая спорадически проявлялась, например, в личном участии в казни стрельцов, мы уже говорили. Наблюдаем мы и приступы внезапной моторной активности – Петр мог внезапно вскочить из-за стола и убежать в другую комнату размяться. Были и иные психические симптомы. Так, Петр Первый страдал боязнью высоких потолков и во многих помещениях, где жил, требовал обустроить низкий фальшпотолок, которую многие источники называют ошибочно агорафобией (на самом деле это спациофобия – боязнь пустых пространств).
Конечно, на неврологический статус царя не могло не повлиять и его пристрастие к алкоголю – мы хорошо знаем Всешутейшие, Всепьянейшие и Сумасброднейшие соборы Петра I, с которых не все выбирались живыми.
Что же вызвало весь этот комплекс симптомов? Некоторые авторы пытаются приписать царю нейросифилис, ссылаясь на урологические симптомы, о которых пойдет речь дальше. Увы, слишком много не вписывается здесь – ни в урологию, ни в неврологию. Мы осмелимся все же предположить у царя как симптом – синдром Кожевникова (очаговые судорожные припадки с появляющимся миоклоническим тиком), как заболевание – возможно, «замерший» синдром Кожевникова-Расмуссена (обычно он начинается в раннем детстве и приводит к серьезной инвалидизации). Конечно, точная диагностика без магниторезонансной и даже позитронно-эмиссионной томографии невозможна. Но увы – ПЭТ Петра мы никогда не увидим.
Что же было с Петром в последние годы жизни? Узнаете из второй части.



УНИКАЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

rolex daytona

ROLEX DAYTONA

Бельгийский механизм с автоподзаводом. Абсолютное соответствие оригиналу, вплоть до серийного номера и уникальной резьбы на задней крышке...

2 390 ₽

Breitling Navitimer

Breitling Navitimer

Излюбленные часы пилотов и горячих поклонников авиации, оснащенные мануфактурным механизмом Breitling Caliber 01 со скидкой...

1 990 ₽

Men's Watches

витрина мужских часов

Ликвидация коллекции мужских часов. Скидки на весь ассортимент 70%! БРЕНДЫ: AMST, WINNER, HUBLOT, COOT, U-BOAT, HPOWL. Оплата при получении...

2 990 ₽

Porsche Design

часы Porsche Design

Часы Porsche Design на сегодняшний день являются показателем успеха современного мужчины! Всемирно известный бренд с непревзойденным....

2 990 ₽

Записи по теме:

Смерть замечательных людей.

Мы продолжаем рассказ о болезни и смерти Петра I. В первой части нашего повествования мы рассказали об увлечении Петра I медициной и о диагнозах, бывших с ним с детства. Теперь же расскажем, что послу…

14.01.18 Чтение

Филипп Киркоров, Мария

5 апреля актрисе Наталье Бардо исполнилось 30 лет, в честь чего она устроила шумную вечеринку в караоке ""Кадриль"". Поздравить именинницу и показать свои вокальные таланты в этот вечер, помимо ее муж…

09.04.18 ШоуБизнес

Филипп Киркоров, Мария

5 апреля актрисе Наталье Бардо исполнилось 30 лет, в честь чего она устроила шумную вечеринку в караоке ""Кадриль"". Поздравить именинницу и показать свои вокальные таланты в этот вечер, помимо ее муж…

14.04.18 ШоуБизнес

© «Чтение Онлайн», 2018
Закрыть